Антон Иванов: Cуды России нуждаются в независимости от других ветвей власти

Председатель Высшего арбитражного суда России (ВАС) считает, что сначала необходимо обеспечить независимость судебной власти от других ветвей власти, а потом заниматься повышением независимости каждого отдельного судьи. 

По мнению председателя Высшего арбитражного суда России Антона Иванова, необходимо принять кодекс судьи, который будет детально регламентировать деятельность представителей судейского корпуса.

Deutsche Welle: Президент России говорит много о необходимости изменений в судебной системе страны. С вашей точки зрения, что нужно сделать для того, чтобы она стала по-настоящему независимой?

Председатель Высшего арбитражного суда России Антон ИвановАнтон Иванов: Давайте будем говорить откровенно: абсолютной независимости судебной системы ни в одном государстве нет. Можно говорить о ее независимом статусе в рамках системы разделения властей. И главное в том, чтобы она была независима в выработке правовых позиций и принятия решений по конкретным делам. Поэтому чем больше будет такой свободы у судов, тем лучше. Вопрос в том, какую степень свободы позволят иметь судебной системе.

Я думаю, что степень этой свободы должна быть повышена. Собственно, ради именно этой идеи я и предлагал изменить порядок назначения председателей и заместителей председателей судов, предоставив это право пленумам высших судов, чтобы устранить основной рычаг воздействия на судей через председателей судов со стороны исполнительной и представительной власти. Потому что если председатель суда назначается пленумом высшего суда, он перед ним и отвечает. И если председатель суда назначается исполнительной властью, то, разумеется, он всегда будет думать о том, как ему добиться расположения со стороны исполнительной власти.

Сначала надо институционально обеспечить независимость судебной системы от других ветвей власти, а на следующем этапе обеспечить независимость судьи в рамках судебной системы.

- Если говорить о повышении эффективности судебной системы, то это прежде всего ее открытость. Насколько целесообразно введение обязательной аудиозаписи судебных заседаний всех уровней?

- В системе наших арбитражных судов уже существует обязательная аудиозапись. И стороны имеют право получить эту аудиозапись без всяких проблем. Я думаю, что это благотворно сказалось на поведении и сторон, и судей в процессе, потому что каждый из них понимает, что в вышестоящей инстанции то, что он сказал, будет предметом обсуждения. Правда, пока в судах общей юрисдикции так и не введено обязательное аудиопротоколирование, но у них это связано с большими сложностями. Все-таки там 30 тысяч судей или даже больше.

- Звучит, как фантастика, а когда можно будет вести дела через интернет, не выходя из дома или офиса?

- Уже сейчас в виде эксперимента это можно делать в нашей судебной системе. Мы ввели эту систему в пилотном режиме. В принципе, сейчас любой может подавать в суд исковое заявление и определенные документы в электронном виде, и суд начинает работать на их основании. И уже подано довольно много заявлений — с начала года порядка 90 или 100 тысяч.

Но мы не можем отказаться от письменного производства, потому что наш кодекс этого не позволяет. И главная причина — у нас можно вести дела самому гражданину, без участия адвоката. Он может написать от руки все исковые заявления, и никто не отменяет этого права гражданина. Поэтому для нас построение американской модели, которая существует в американских судах общей юрисдикции, когда существует электронное судебное дело, и никаких документов, кроме электронных, подавать нельзя, в обозримом будущем недостижимо. Может быть, через некоторое время, года через три-четыре, мы придем к этому варианту.

- Вы предлагали ввести административную ответственность за непроцессуальное обращение к судье по еще нерассмотренному делу. Что было сделано в этом вопросе в последнее время?

- Сейчас мы публикуем на нашем сайте все письменные обращения, которые поступают в наш суд. И нижестоящие суды тоже, по идее, должны это делать. Например, сообщать о том, что кто-то, например губернатор или мэр какого-то города, пишет председателю суда: «Прошу внимательно отнестись к такому-то делу, взять под контроль…».

Но проблема не в письменных обращениях, а в телефонных обращениях и так далее. Необходимо расширить, например, антикоррупционное законодательство — чтобы ввести обязанность судьи (как и других госслужащих) сообщать о том, что его склоняли к тем или иным коррупционным правонарушениям.

- Как движется идея о создании так называемого кодекса чести судьи?

- В принципе, движется, но мы не можем это делать в отрыве от судов общей юрисдикции, то есть кодекс должен быть общим для всех судей. Проект подготовлен. Сейчас он обсуждается в Совете судей России. Но у всех разные мнения.

Некоторые считают, что не нужно подробно прописывать, как себя вести судьям в тех или иных ситуациях. Я считаю, что, напротив, нужно как можно подробнее прописывать на уровне органов судейского сообщества, как себя вести. В американской практике существуют даже перечни неких казусов в отношении того, как себя должен вести судья, в каких случаях есть конфликт интересов в зависимости от тех или иных ситуаций.

Допустим, можно ли купить автомобиль у стороны по делу? Казалось бы, просто? Но не так просто, как кажется. Сразу возникает вопрос: по какой цене, на каких условиях? Или, например, может ли судья постоянно сдавать в аренду принадлежащее ему имущество или играть на бирже и так далее.

Идея кодекса чести судьи состояла не столько в том, чтобы мы написали некий очень короткий свод правил, который надо всем соблюдать, а чтобы создать механизм принятия судейским сообществом решений в той или иной конкретной ситуации.

Собственно, сейчас кодекс обсуждается, и я думаю, что он будет утвержден на следующем съезде судей в 2012 году.

- Тем не менее, если смотреть на судебную систему в целом, особенно на уголовные дела, то трудно говорить о том, что она становится более независимой…

- К сожалению, о нашей системе судят в том числе и по уголовным процессам, которые проходят в судах общей юрисдикции, хотя мы к ним, слава богу, не имеем никакого отношения. Поэтому я призываю судить о нашей судебной системе по тем делам, которые у нас находятся на рассмотрении.

Любой человек, который непредвзято посмотрит на практику Высшего арбитражного суда и увидит, какой процент дел, например, выигрывают иностранные компании (или компании с иностранным участием) в нашем суде — в отличие от нижестоящих судов, или каков процент дел, когда приводятся в исполнение решения международных коммерческих арбитражей — по сравнению с другими судами, поймет, что здесь степень независимости и беспристрастности намного выше. Просто мы, к сожалению, тоже страдаем от той ситуации, которая связана с уголовной юстицией. Но там я сделать ничего не могу, а то, что от меня зависит в нашей судебной системе, я стараюсь делать.

Беседовал Сергей Морозов, Москва
Редактор: Андрей Кобяков

Похожие публикации

Оставить комментарий